По прилавку не стучать

Всемирный экономический форум в Давосе (ВЭФ) оценил возможные последствия военной операции РФ на Украине и последовавших санкций против РФ на международную торговую систему. Самый оптимистичный сценарий предусматривает постепенную «реабилитацию» торговых связей с Россией, тогда как самый пессимистичный — разделение мира на конкурирующие торговые блоки. Издержки последнего в текущих условиях будут значительно выше, чем во время холодной войны, поэтому такая стратегия была бы ошибочной, а санкции должны касаться только стран-агрессоров, полагают в ВЭФ.

Эксперты Всемирного экономического форума в Давосе рассмотрели пять сценариев влияния конфликта на Украине и экономических санкций на мировую торговлю. Суммарно за шесть недель с начала военной операции в отношении РФ было введено 87 торговых и прочих ограничений, еще 13 мер были приняты Россией в качестве ответных. В частности, страны «большой семерки» и ЕС пообещали отказаться от режима наибольшего благоприятствования (MFN) в отношении российских поставок (этот режим доступен всем членам ВТО, при прочих равных нормы организации запрещают вводить какие-либо ограничения в отношении товаров только из определенной страны).

Авторы доклада ВЭФ отмечают риски роста цен и проблем с поставками продовольствия и энергоресурсов, а также опасения инвесторов о конце глобализации в текущем виде, но реализация того или иного сценария зависит в первую очередь от позиции стран по сохранению торговых преференций.

Первый сценарий предполагает изоляцию России — сохранение уже введенных санкций, а также увеличение числа компаний, которые покинут российский рынок, однако при этом ограничения коснутся только торговли с РФ и Белоруссией. Второй сценарий, напротив, предусматривает «реабилитацию» в случае «достижения заслуживающего доверие перемирия». Этот сценарий снижает риски дальнейшей фрагментации мировой торговой системы. Третий сценарий: «реактивная фрагментация» предполагает, что на страны, сохраняющие экономические отношения с РФ, могут быть распространены вторичные санкции, что усилит экономическую раздробленность (тогда как Россия сама по себе для большинства стран не является достаточно крупным рынком).

Четвертый сценарий посвящен возможному углублению «отраслевых» экономических связей между странами-партнерами — к примеру, в области цифровой экономики или борьбы с изменением климата — в качестве альтернативы отказу в статусе MFN. Пятый же предусматривает самое сильное и прогрессирующее расхождение экономик: в нем страны, поддерживающие свободный экономический порядок, отказываются от преференций для остальных стран, а режим наибольшего благоприятствования в их отношении отменяется. Этот сценарий (хотя авторы и не указывают на отдельные государства) предполагает усиление ограничений в отношении Китая.

Отказ от универсального режима MFN «значительно усилит разрыв между теми странами, у которых есть доступ к преференциям, и теми, у которых такого доступа нет», предупреждают в ВЭФ, добавляя, что возвращение к конкуренции стран, представляющих разные блоки, было бы ошибочной стратегией с учетом значительно возросших за последние десятилетия (особенно в сравнении с периодом холодной войны) экономических связей между странами, являющимися геополитическими противниками. «Торговые ограничения, которые вводятся с отсылкой на защиту национальной безопасности, должны быть ответом лишь на самые вопиющие примеры нарушения международного законодательства, такие как угроза существованию признанного суверенного государства»,— заключают в ВЭФ.